Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Chublogging 3

Политические накрутки на развлекательных сайтах


Есть такой чудесный развлекательный сайт, как Joyreactor, он же - reactor.cc. Довольно культовое место со своим комьюнити и историей. Представляет собой коллективный блог развлекательной тематики, с акцентом на картинках, фотографиях, гифках и видеороликах.

Я сам нередко листаю "реактор" по вечерам за чашкой кофе или перед тем как пойти спать. Много мусора, но встречаются вещи, которые способны насмешить или удивить.

Но для данного поста и темы нам интересно не само наполнение сайта, а плашка рекламируемых ссылок. Обычно они на подобных сайтах в виде кликабельных блоков, где подаётся всякая желтуха и проходной бред, только бы хоть кто-то кликнул и принёс трафик сайту или порталу.

Обычно вот такие вещи можно видеть:





С какого-то момента я стал замечать, как под определённые события блоки начинают быть чрезмерно политизированы.

Так на выборах Президента РФ в данных блоках прокручивались материалы, которые можно условно разделить на две группы:

  • "Как похорошела Россия при Путине и как Владимир Путин хорош, как мощны его лапищи"

  • "Какой Павел Грудинин страшный коррупционер, владелец иностранных счетов и вообще в семье у него непорядок"


[...ПРОДОЛЖЕНИЕ...]
Далее появились целые креативные блоки - с демотиваторами, рисунками и мемами, задача которых была в том, чтобы ударить по мусорным протестам в Подмосковье и лидерам этих протестов, здесь групп сообщений было условно три:

  • "Посмотрите какие лидеры протеста говно - не платят алиментов, скрываются от налогов, гадят в подъездах";

  • "Протесты - окей, но бессмысленны. Мудрые власти уже всё решили, суетится незачем, продолжают протестовать только всякие маргиналы";

  • "Майдан не пройдёт" и "Рука госдепа".


Далее история по теме выборов губернатора Московской области, тут групп сообщений тоже было две, но все с т.н. "позитивной повесткой":

  • "Как похорошела Московская область при Воробьёве и как Андрей Воробьев хорош, какие у него блестящие перья"

  • "Какое благоустройство развелось в Подмосковье, царь-грады возникают то тут, то там"

Наконец, весь август и сентябрь 2019 года до сих пор был забит повесткой выборов в МосГорДуму и связанными с этими событиями. Здесь есть конкретные скриншоты, покажу их далее. Групп сообщений условно три:

  • "Голосуй дорогой москвич за того, кого мы тебе предлагаем"

  • "Митингами ничего не решишь, сиди дома, помалкивай"

  • "Майдан не пройдет" и "Рука госдепа".


Причем впервые за все время наблюдений начали показываться статьи, чья цель была не только в том, чтобы убедить в чём-то или поддержать пассивность и выученную беспомощность, а напрямую - угрожать и пугать.


Вот часть иллюстраций к статьям, которые продвигают тематику "бессмысленности" протеста:









Вот часть иллюстраций, которые продвигают тематику "незаконности", как митингов, так и требований кандидатов:









Вот часть иллюстраций, которые продвигают тему "майдана" и прочих страхов государственной машины и конкретных чиновников:








Картинки, которые продвигают тезисы "протест малочисленен", "вас кинут ваши же лидеры" и прочую повестку, нацеленную на разопщённость:









Отдельно дико и забавно, что используется идиотическая риторика "посмотрите как в Гонконге". Хотя там вооруженные многодневные столкновения, с жертвами, систематическим нарушением порядка и причинением материального ущерба. Ничего подобного на московских митингах не было.

Вот популярная тема "прикрываются детьми". Главное - как подать и как раскручивать :)



Не менее популярная тема с отравлением Алексея Навального.


Немногочисленные картинки, которые призваны накрутить интерес и доверие к дистанционному голосованию, по типу "Активного гражданина":






Продвигаются и откровенные угрозы, например:



А на десерт - немного промо одобренных кандидатов, которых подсовывают, как "прекспективная альтернатива".
Вот к примеру, Леся Рябцева, помните такую даму? Вот она окучивает фем-повестку и педалируется как "женский" кандидат.



Вопрос в эффективности таких накруток, как вы понимаете, - не стоит. Их просто делают, так как будто это на что-то влияет.

И смотрите - не совсем примитивно, всё-таки с таргетингом хоть каким-то (я житель Подмосковья, поэтому-то все эти темы на меня и "вышли").

Технология простая и она целиком для отчётности. Плодятся десятки и сотни статей, полностью в соответствие с согласованным списокм "заходов" и "тематик", далее эти статьи ещё раз множатся на всяких полуобморочных сайтах, а далее всё это продвигается через всякие популярные развлекательные сайты и СМИ, трекеры и порносайты. И всё, вуаля - сотни тысяч и миллионы просмотров в отчётах. Повестка отработана. Отчёт супер-пупер. При пассивности общественных групп и вязкой социальной динамике, общее "молчаливое согласие" ложится на вот эти отчеты, где сотни тысяч просмотров и охваты в миллионы человек (якобы). В конце концов отчеты становятся реальностью пост-фактум.

Всё это работало и работает до сих пор. Однако с нарастающей ломкой связи тех, кто отчёты делает и кто их принимает, с действительностью и общественной динамикой, эти технологии можно переквалифицировать из "примитивных и работающих", в "тупые и раздражающие". Так то, что работало при пассивных общественных группах и в одних условиях, становится катализатором раздражения и работает против тех, кто отчеты делает и принимает, при растущей активности общества и при других условиях.




*****
Понравился пост и/или считаешь его полезным? Поделись с друзьями!

Buy for 200 tokens
***
...
Chublogging 3

Марина Юденич. Нефть.

Марина Юденич - серьезная величина в российской журналистике и политике, очень интересная и умная женщина. Это не только общие впечатления от биографии, имиджа и пр. но в том числе и личные впечатления от того, что приходилось слышать и обсуждать в бытность "Политонлайна" площадкой для дискуссий (в противоположность тому, во что он превратился сейчас).

"Нефть" я перечитывал два раза: "с пылу с жару" на момент выхода, и сейчас, когда накопилась база знаний, позволяющая эту книгу считать не только интересной и знаковой, но и занимательной. Люди, занимающиеся политической наукой, наверняка поймут о чём я.



Книга представляет собой поистине монументальный экземпляр культурной базы становления современного мировоззрения политической элиты, хорошо показывает логику тех процессов, которые привели нас и к первому, и ко второму, и к третьему Путину. Помимо этого, "Нефть" в достаточной мере насыщена фактами из периода 1980-2000 гг.

[...ПРОДОЛЖЕНИЕ...]
Могу предположить, почему отдельные косвенные намеки не стали в книге явными, а полушепот - разговором в голос, но сейчас, по прошествии нескольких лет, эта недосказанность кажется не такой уж существенно важной. Важным для меня является то, что книга, увы, не цельное произведение. То есть психология, культура, быт, стремления и задачи "проигравших" в битве за власть показаны достаточно развернуто, а "победителей"...не показаны практически никак. Впрочем, понимая цель создания "Нефти" не слишком этому удивляешься.

Кому книга может показаться полезной и интересной: политикам, политическим технологам, идеологам, консультантам, биографам, историкам, журналистам.

Что эта книга может дать: передать "дух" эпохи сквозь очки политики и бизнеса, понимание мировоззрения современной российской элиты и истоков "путинской" политики, некоторые знания, полезные для желающих быть эрудитами.


Далее несколько цитат из книги, которые ее неплохо характеризуют и могут являться темами для обсуждений в комментариях к посту.


  • Комплекс «ребенка Варшавского договора». Это – штука чрезвычайно живучая, нестерпимая и порой мучительная.

  • Людям свойственно сокрушаться об упущенной выгоде.

  • Крайности - лучший способ определиться с серединой.

  • Великое это дело – грамотно исключить фактор из восприятия.

  • Ожидание – всегда маленькая смерть.

  • Стабильность – враг уступчивости, лодка, готовая перевернуться – мощный аргумент принятия правильного решения. Того, которое подсказывает человек, плывущий рядом на катере.

  • Россия была, как и много лет назад, страной сугубо бюрократической.

  • Это Россия, в которой, по словам большого Тони, ломаются разные машинки. А люди не понимают, что такое команда, если речь идет не о футболе. Зато слишком хорошо понимают, что такое Кремль, а вернее – кто в Кремле. А других ориентиров нет.

  • Он должен быть один. Один, понимаешь, - полубог, ради которого можно радостно утонуть. А вокруг бояре, которых он – только он – казнит или милует. Но чаще – казнит. Потому что народ живет плохо. А народ всегда будет жить плохо, и всегда будут виноваты бояре.

  • В России пока не умеют играть командой, каждый старается уцепиться за хвост лидера, и чем быстрее он вычислит лидера, тем ближе станется место у хвоста.

  • Любая охрана в любую минуту легко превращается в конвой.




Где найти книгу:
http://www.ozon.ru/context/detail/id/3525513/
http://www.labirint.ru/books/152148/
http://www.bookvoed.ru/book?id=346983


*****
Понравился пост и/или считаешь его полезным? Поделись с друзьями!



Ищи и подписывайся на Chublogging в социальных сетях:

Chublogging 3

Доминик Ливен. Российская империя и ее враги

Доминик Ливен - один из самых цитируемых и популярных экспертов по России в западной политической и исторической науках. Его исследования и книги ценны тем, что в них одновременно есть заинтересованность в исследовании российской истории, политической культуры (что отличает его от многих экспертов, имеющих весьма идеологические представления о предмете изучения), и необходимая для более трезвого анализа отстраненность, отсутствие пророссийской "позитивной ангажированности". Есть, однако, ангажированность прозападная, но на самом деле ее не так много, особенно по сравнению со статьями коллег Доминика на Stratfor и т.п. площадках.

Сама книга очень тяжелая в чтении, без активного интереса к истории и политике ее лучше даже не начинать. Автор уделяет достаточно много времени различного рода благодарностям, определениям, деталям. Первую четверть книги это откровенно раздражает и начинаешь скучать, но стоит удержать свое внимание и отнестись к "копаниям в терминологии" с уважением - все-таки книга претендует на статус исследования, именно поэтому автор старается как можно шире показать свое отношение к определениям и понятиям.



Книга интересна прежде всего тем, что разбирает сильные и слабые стороны различных имперских государств, причины их величия и упадка, механизмы власти в них и влияние на мировую историю. Всего разбираемых государств четыре: Британская империя, Османская, Империя Габсбургов и Российская. Каждая империя рассматривается как сама по себе, так и в сравнении с другими. Автор, как мне кажется, делает одну большую методологическую ошибку, позволяя Советскому Союзу быть правопреемником Российской империи и отказывая в аналогичном США по отношению к Британской империи. Это можно списать на ангажированность, все-таки от нее трудно освободиться в силу психологической зависимости от места рождения и взросления.

Книга - потрясающий источник параллелей между Российским государством 15-16 веков, Российской империей, Советским Союзом и современной Россией. Параллели порой настолько прозрачны и повторяющиеся, что их можно и нужно брать за основу для политического прогнозирования дальнейшего существования и развития России. Очень серьезный труд, достойный изучения.

Кому книга может показаться полезной и интересной: политикам, политологам, социологам, историкам, культурологам, экономистам, студентам, аспирантам и ученым в области политических наук, людям, интересующимся историей, военным делом, географией и геополитикой.

Что эта книга может дать: интересный взгляд на механики существования, выживания и расцвета величайших империй мира, более спокойное понимание внутренней и внешней политики современной России, менее идеологизированное понимание внешней политики США в Европе и Азии, книга способна обогатить вас целым ворохом исторических знаний, научить замечать параллели и строить прогнозы, исходя из опыта истории, а не идеологии или домыслов.

Под катом несколько цитат из книги, которые ее неплохо характеризуют и могут являться темами для обсуждений в комментариях к посту.


[...ПРОДОЛЖЕНИЕ...]

  • Теоретически абсолютная власть византийского императора, как и любая другая самодержавная власть, была на практике ограничена многими факторами. Но она не была ограничена законом и не рассматривалась как договор – и в этом было основное различие между востоком и западом Европы.

  • Британская империя получила легитимность в глазах британцев как оплот мира во всем мире, оплот международного экономического и политического порядка, а также англосаксонской цивилизации, которая почти повсеместно воспринималась как превосходящая любую другую. Альянс с Соединенными Штатами и даже последующий окончательный переход превосходства в международных делах к американцам широко рассматривались как поддержка целей, для достижения которых существовала Британская империя.

  • Власть порождает уважение. Император должен быть символом силы и власти. Правителям трудно сохранить авторитет и влияние на умы подданных, если государство, которым они управляют, выглядит слабее, беднее и менее эффективным, чем его иностранные соперники.

  • Русские болезненно относились к тому, что Европа смотрела на них свысока и считала лишь «полуцивилизованным» народом. Лорд Керзон, например, утверждал, что завоевание Россией Средней Азии было «завоеванием одних восточных народов другими». Большинство образованных русских людей горячо возмущалось такими заявлениями, но иногда они заставляли русских задуматься и по-новому взглянуть на свое место в европейской имперской цивилизующей миссии.

  • Наиболее радикальной реакцией россиян на пренебрежительное отношение европейцев была гордость своими полуазиатскими корнями и татарской наследственностью, а также осознание «отдельности» от европейской цивилизации. Это было сутью так называемого евразийства, оказывавшего известное влияние на русскую интеллигенцию до 1914 года и на белую эмиграцию после 1917 года. В девятнадцатом веке в русском образе мышления всегда присутствовал националистический перекос, подчеркивавший русскую уникальность, но главным источником этой уникальности всегда предполагались православие и славянство. Подчеркивание родства с татарами, степными традициями и даже с индуистским и конфуцианским Востоком было делом новым. До некоторой степени в этом нашел свое отражение весьма распространенный в конце века декадентский интерес по отношению ко всему иррациональному, экзотическому и примитивному. Но если принять в расчет русские интеллектуальные традиции, географическое положение России и ее противоречивые взаимоотношения с Европой, то русские вполне могли провозгласить эти экзотические незападные культуры и ценности частью своей идентичности. До 1914 года русское евразийство могло быть очень консервативно по своим взглядам, ограничиваясь общей для России и Азии верностью автократической монархии, иррациональной и религиозной космологией, антилиберальными коллективистскими ценностями. Однако в условиях 1917 года и прихода к власти большевиков евразийские идеи также могли пропитаться верой в революционную энергию новой России и ее способность уничтожить прогнившую буржуазную цивилизацию Европы.

  • Во-первых, до 1914 года евразийство было узким направлением мысли в русском образованном обществе, большая часть которого была однозначно ориентирована на западную культуру и политику. Во-вторых, само евразийство во многом было побочным продуктом трудных отношений России с Европой и ее (России) чувством неполноценности и отверженности. Это наглядно проявилось во времена белой эмиграции, многие представители которой были чувствительно задеты их неприятием в 1917 году европейской элитой, не говоря уже об унизительной эмигрантской жизни, когда культурный компас сбит, а наследственное положение в обществе утрачено. За евразийским энтузиазмом всегда проглядывало знаменитое высказывание Достоевского, восхваляющее русский империализм в Азии: «В Европе мы были приживальщики и рабы, а в Азию явимся господами».

  • С восемнадцатого века на протяжении поколений в российской элите с подачи Петра прижилось сознание культурной отсталости и необходимости учиться у Европы, К примеру, россияне охотно соглашались с тем, что местное управление балтийских провинций являлось более современным и эффективным, чем российское, и вполне могло быть взято в качестве образца для будущих российских реформ. Что в определенной степени и имело место во время губернской реформы 1775 года и учреждения в 1785 году дворянских корпоративных институтов в великорусских провинциях. В космополитском и аристократическом восемнадцатом веке признать свое культурное отставание было проще, чем в более националистическом девятнадцатом. И, как бы то ни было, именно восемнадцатый век принес царской России триумфальные военные и дипломатические успехи. Чувство безопасности и уверенности в себе смягчало боль от сознания своего культурного отставания. В конце концов, первые Романовы тоже соглашались со своим культурным отставанием от Греции и многое заимствовали у эллинизма: их непомерная гордость и самоуверенность, являвшиеся следствием военных и политических успехов, легко позволяли делать это.

  • В центре России правительственная политика по отношению к крестьянству во многом строилась на убеждении в том, что авторитарный режим необходим для защиты наивного и беззащитного народа от давления и искушений современной капиталистической экономики, а также от коварной элиты, которая в ней заправляла, – причем дворяне-землевладельцы, напротив того, рассматривались как проводники благодетельной авторитарной власти.

  • С точки зрения элиты и правительства, имперские позиции России в Европе всегда представлялись приоритетными. Отчасти это был вопрос культуры, поскольку сама элита чувствовала себя европейской элитой.

  • Западные пограничные области прикрывали политический и экономический центр российской державы от самых опасных угроз, а они могли исходить только от Европы. В дополнение западные пограничные области были намного богаче и превосходили по плотности населения русскую Азию, а также обычно вносили гораздо больший вклад в государственную казну и военную мощь. Прежде всего это касается Украины восемнадцатого и девятнадцатого века. К 1900 году она стала ведущим сельскохозяйственным регионом империи и главным источником огромного экспорта зерновых, ставшего основой баланса внешней торговли и, следовательно, обеспечившего способность России получать иностранные займы, необходимые для модернизации. В течение пятидесяти лет до 1914 года Восточная Украина к тому же стала центром добывающей и металлургической индустрии. Если бы Российская империя потеряла Украину (что едва не произошло в 1917-1918 годах), она почти наверняка потеряла бы свой статус империи и великой державы. В последующие десятилетия развитие сибирской тяжелой индустрии и ее основанной на добыче нефти и газа экономики в каком-то смысле сделало Советский Союз не настолько экономически зависимым от Украины, как это было во времена царской России. Однако в политическом и демографическом отношении ее важность осталась прежней. В 1980-х годах, лишившись большого украинского населения, русские остались бы практически один на один с быстро растущими «мусульманскими» народами южных областей, чуждыми в культурном смысле и отсталыми – в экономическом. Существование такой империи быстро доказало бы свою нежизнеспособность и было бы не в русских интересах. Фактически, через несколько дней после решения Украины о провозглашении независимости осенью 1991 года последовал распад Союза.

  • Поскольку большая часть мировой торговли в настоящее время осуществляется морем, преимущества монополизации этого огромного источника богатства или, по крайней мере, регулирования его потоков с пользой для себя очевидны. Но мобильность делает морские империи уязвимыми. Британцы потеряли свои североамериканские колонии в значительной степени из-за того, что их морские коммуникации были слишком протяженны и уязвимы для французского нападения. К двадцатому веку безопасность британской морской империи требовала превосходства над германским, японским и итальянским флотами в трех огромных морях в обоих полушариях. Оборона и сохранение целостности Российской империи, счастливо одаренной безопасными внутренними наземными коммуникациями, было гораздо более простой задачей.

  • Было гораздо проще и удобнее выразить свой гнев и недовольство положением в стране, порицая бюрократию, чем критикуя царя: последний был сувереном и, так сказать стержнем всей политической системы, и в России (как и во многих других странах) усомниться в его исключительных добродетелях и высших намерениях значило проявить себя государственным преступником, желающим развала государства.

  • Для России 1550 года оказалось принципиально важным, что в ней не нашлось эквивалента этим сословным представительствам, не говоря уже о письменно зафиксированном законе, взаимно обязывающем короля и подданного. И это в дальнейшем оказало огромное влияние на всю историю Российской империи.

  • На каждой стадии своей общественной жизни мужчина-аристократ чувствовал исторические, фамильные и патриотические узы, связывавшие элиту с династическим государством: дорога вела наверх от кадетских корпусов к мужскому братству гвардейских офицеров, через представление ко двору к, возможно, высокому правительственному посту. Дома на стене висела золотая сабля, полученная дедом за военную доблесть в сражениях с Наполеоном, и имперский рескрипт, объявляющий благодарность Петра I или Екатерины II за службу предков государству и династии. Крест, торжествующий над полумесяцем на куполе семейной церкви, означал участие предков в освобождении России от татар и, следовательно, подчеркивал роль семьи в самом основании российской независимости и величия.

  • Самодержец мог милостиво позволить существовать традиционным институтам и свободам, как это сделали Петр I и Александр I, когда были аннексированы соответственно балтийские провинции в 1721 году и Финляндия – в 1809-м. Царь мог даже даровать конституцию приграничному региону, как Александр даровал ее Польше в 1818 году Но он никогда не чувствовал себя связанным никакими законными контрактами со своими подданными. Это, в конце концов, и составляло суть самодержавия. Подданные пользовались скорее привилегиями, чем правами. Попытки балтийских народов и финнов настаивать на том, что их местные привилегии являются частью договоров, по которым эти регионы были присоединены к Российской империи, всегда пресекались даже самыми либеральными из монархов.

  • Русский аристократ девятнадцатого века вполне мог разделять пушкинский страх перед склонностью русского народа к «бессмысленному и беспощадному» бунту и в то же время по-славянофильски романтизировать патриархального православного крестьянина и бесстрашного русского воина с их долготерпением, жертвенностью и непоколебимой преданностью царю и отечеству.

  • Консервативный историк Николай Карамзин в начале века одним из первых обозначил их основные мотивы: «До его [Петра I] правления все русские, от сохи до трона, были до определенной степени похожи друг на друга внешностью и имели общие обычаи и привычки. После Петра высшие классы отделились от низших, и русский крестьянин, горожанин и торговец начали относиться к мелкопоместному дворянству, как к немцам, ослабляя, таким образом, дух братского единства, связывающий сословия царства». Карамзин, конечно, в чем-то преувеличивал. То же самое можно сказать о последующих поколениях интеллигенции, для которых разрыв масс и элиты стал идеей фикс. Эта навязчивая идея отражала горькое сознание радикальной интеллигенцией своей изоляции, причем не только от крестьянских или рабочих масс, но и от основной части правящего класса, духовенства и купечества. Кроме того для людей, сделавших страстную приверженность делу народного благополучия своей религией, источником идентичности и смыслом всей жизни, была непереносима мысль о том, что невосприимчивые крестьяне не отвечали взаимностью на их любовь. Аналогичный раскол в обществе существовал и в Европе, где образованная элита пыталась объяснить мир с помощью рациональных научных методов, а невежественные массы объясняли мироустройство чудесным божественным промыслом. Даже во Франции второй половины девятнадцатого века эта пропасть все еще была значительной – И пока она существовала, подлинное национальное единство – не говоря уже о гражданском обществе - было невозможно.

  • Российское царское государство было одним из самых эффективных механизмов территориальной экспансии, когда-либо существовавших на нашей планете.

  • Конечно, британская финансовая и коммерческая мощь, особенно в девятнадцатом и двадцатом веках, позволяла в отдельных случаях (как, например, в Латинской Америке) осуществлять значительный нажим без прямого политического и военного вмешательства, Россия такими «неформальными» рычагами давления практически не обладала. Ее возможности субсидировать своих заграничных сателлитов были очень жестко ограничены, не говоря уже о том, чтобы сравняться с Западом в размерах инвестиций и займов. Как заметил кавказский наместник князь Барятинский: «Сила Англии в ее золоте, У России золота мало, и ей приходится противопоставлять ему силу оружия».

  • Учителями в 1906-1917 годах были в основном женщины, причем положение сельских учителей было крайне бедственным, и они редко пользовались авторитетом у русского крестьянства. Живя в бедности и изоляции, они, как правило, в полной мере разделяли недоброжелательное отношение интеллигенции к царскому режиму Многие из них были социалистами, а некоторые – революционерами. Режим не доверял учителям, пытался установить над ними жесткий контроль и, безусловно, не мог рассчитывать на них как на помощников в деле привлечения деревни – русской и нерусской – на свою сторону.

  • Таким образом, можно сказать, что революция была не следствием военных неудач, а скорее результатом экономических тягот военного времени. Но основной ее причиной оказалась полная утрата доверия царскому режиму среди большинства российских элит и российских городских масс.

  • Однако необходимо признать, что в более фундаментальном плане проблема сохранения российской империи после 1945 года нисколько не уменьшилась. Россия по-прежнему находилась в противостоянии с более богатыми и – по крайней мере в экономическом смысле – более сильными соперниками. Причем во многом потому, что наличие ядерного оружия делало неконтролируемое применение военной силы крайне опасным, на передний край этого противостояния в силовой политике вышла экономика.

  • Глубинная динамика современной российской истории от семнадцатого века до эпохи Горбачева может быть в целом охарактеризована как три огромных цикла модернизации, каждый из которых был инициирован сверху руководством страны и имел целью открыть перед Россией возможности для конкуренции с великими державами Запада.

  • Политическая стабильность и до 1860-х, и в 1980-х годах частично зависела от способности авторитарного режима создать атмосферу страха, инерционности и общественного равнодушия к политике. Реформы сверху подрывали это положение и угрожали самому режиму прежде всего в нерусских западных пограничных землях, где правление государства было менее легитимным, чем в московском центре. Так, реформы Александра II сейчас же привели к восстанию в Польше. Неформальная советская империя в Восточной и Центральной Европе была гораздо больше, чем во времена царизма. Кроме того, к 1980-м годам нерусские народы Советского Союза были более грамотными и урбанизированными, чем в 1860-х годах, и, следовательно, более расположенными к национализму. Восстания, произошедшие в Восточной и Центральной Европе и в нерусских республиках Советского Союза после начала реформ Горбачева, сыграли критическую роль в распаде советской империи.

  • Модернизация и конкуренция с Западом в различной степени требовали открытости России для западных идей. Российская и советская элиты, таким образом, усваивали некоторые западные ценности и образ мыслей. Они также получали возможность для сравнений с Западом и из этих сравнений делали естественный вывод, что западные элиты были гораздо богаче и имели значительно больше возможностей, прав и свобод. Неудивительно, что обе российские элиты начинали испытывать законное чувство зависти. Большая часть политической истории России вертится вокруг усилий совместить западные либеральные принципы с самодержавными традициями управления. Возникшие при этом существенные затруднения сыграли важнейшую роль в крахе царской России. Каждому, кто знаком с проблемами поздней предреволюционной русской истории, становится ясно, что попытки Горбачева в короткий срок привить советской политике полностью чуждые ей западные принципы законности и демократии привели к краху советской системы управления и распаду Советского Союза. Горбачев и советская элита в каком-то смысле пали жертвой собственного высокомерного отношения к русской истории. Советский режим провозгласил себя провозвестником новой эпохи и всячески отрицал свою преемственность царскому прошлому, в описаниях которого при советской власти допускались чудовищные искажения. Если бы советское руководство лучше понимало наследственный характер проблем имперского правления в России, элита 1980-х годов могла бы предугадать многие из тех опасностей, с которыми ей пришлось столкнуться в годы перестройки.

  • Можно сколько угодно говорить о высочайшем культурном уровне русско-советской интеллигенции Москвы и Ленинграда, но к 1980-м годам многие ее лидеры уже окончательно потеряли веру в советскую систему.

  • И не слишком много соображения требуется, чтобы понять, что региональные лидеры никогда не отдадут республиканские ресурсы имперскому центру, если только они не будут принуждены к этому силой или фатальным стечением обстоятельств, если им не будет предложено что-то весьма существенное взамен или если они не будут иметь достаточной местной поддержки для сохранения своих постов без помощи из центра.

  • Ничто так не подогревает националистические настроения крестьянина, как иностранная армия, оккупирующая его деревню.

  • Из всех районов, где проживало русское большинство, утраченных в 1991 году, Крым был наиболее значимым местом для русских, отчасти вследствие своих природных красот и места, занимаемого им в русской литературе, но главным образом из-за огромных потерь, которые русские понесли во время обороны Севастополя в 1854-1855 годах и во время Второй мировой войны. Тот факт, что Крым до 1954 года входил в состав России и был затем передан Украине Хрущевым практически на ровном месте, только усугублял общее возмущение россиян.

  • В других бывших империях сама диаспора зачастую могла сделать гораздо больше, для того чтобы ее голос был услышан. Однако русская диаспора состояла из людей, приученных веками к безропотному подчинению правительству и традиционно отрицающих возможность открытого высказывания своих интересов и выдвижения лидеров для их защиты.

  • Другими словами, избавившись от империи, Россия так и не стала национальным государством. И, принимая во внимание многонациональный состав Российской Федерации, это действительно было так. Еще более справедливо это было по отношению к российской элите, которая совершенно не имела привычки воспринимать свою страну в узком этническом смысле.

  • В тех странах, где элита неподвластна контролю демократии или правовым нормам, чужда патриотическим соображениям и не чувствует никаких обязательств перед своим народом, доходы от нефти, газа и минерального сырья оседают в частных иностранных банках на счетах небольшой, сверхбогатой и часто экспатриированной руководящей клики. Такое положение вещей не только никак не отражается на доходах основной массы населения, но и вполне может привести местную экономику к полной катастрофе из-за колебаний курса валюты и нерегулярных доходов от экспорта.

  • Экономика самого большого государства в мире планировалась безотносительно к реальной стоимости энергоносителей и к реальным транспортным расходам. Попытки назначить на них реальную цену автоматически должны были вызвать хаос в экономике российского масштаба.

  • В европейской истории был период, когда власть баронов была взята под надежный контроль. Эта эпоха в начале Нового времени называлась королевским абсолютизмом. Король создавал авторитарный бюрократический режим, обеспечивал его защиту с помощью профессиональной армии и так долго, как было возможно, проводил самодержавную и меркантилистскую экономическую политику. Иногда ему приходилось опираться на националистические настроения масс, чтобы поднять уровень лояльности населения государственному центру, маловероятно, впрочем, что американскому конгрессу, МВФ или всемирным правозащитным организациям понравятся подобные рекомендации для решения проблем современной постсоветской политики.

  • Самым худшим для России представляется нигерийский сценарий развития событий: ее огромный потенциал растранжиривается из-за слабости государства, вопиющей коррупции элиты и полного исчезновения у населения чувства патриотизма или гражданской ответственности. Такая Россия соединит в себе худшие черты советской бюрократической морали с самыми отвратительными качествами мирового капитализма. Русская Нигерия, в которой общественное мнение будет настроено против всех элит и против Запада, имеющая в своем арсенале ядерное оружие, будет очевидной угрозой всему миру. Но Россия, безусловно, все-таки не Нигерия – бывшая колония, искусственным образом созданная в двадцатом веке из кое-как слепленных отдельных народов, не имеющих общей истории. Да, русская национальная идентичность в настоящее время находится в глубоком упадке, но у нее глубокие корни, и она имеет под собой огромную культурную питательную среду. Россия также располагает многовековой традицией государственности, часто деспотической, но тем не менее обладающей значительным потенциалом объединять народ и мобилизовыватъ ресурсы в крайне сложной международной обстановке, заставлявшей Россию конкурировать с более богатыми и мощными соперниками. В России есть также население, получившее очень хорошее образование по стандартам третьего мира. В конечном итоге страна с такими богатствами и традициями не должна маячить где-то на границах третьего мира› и вполне возможно, что этого и не произойдет. Но следует быть готовыми к тому, что дорога к возрождению окажется медленной и, конечно, болезненной. Даже при самом благоприятном развитии событий многие методы, которые должны быть использованы для возрождения эффективного российского государства, придутся по вкусу далеко не всем. День, когда русские смогут достичь хотя бы вдвое меньшего уровня богатства и безопасности первого мира, кажется сегодня очень отдаленным. И вовсе не исключено, что такой день не настанет никогда.

  • Мысль о том, что Россия снова станет великой, если возьмет на себя ответственность за судьбы многих миллионов мусульман, бывших советских подданных, или вторгнется на Украину, чтобы снова присоединить к себе Крым или Харьков, представляется совершенно невозможной. В самом лучшем случае такая политика лишь уверит беспокойных русских генералов, что Россия в военном отношении окажется сильнее Турции образца 2050 года. Это не будет ни грандиозным имперским свершением, ни достижением, сколько-нибудь достойным российской истории и огромных страданий, выпавших на долю российского народа.


Где почитать про книгу еще:
http://www.vremya.ru/2007/10/4/169899.html
http://www.europublish.ru/reviews/140059128

Где найти книгу:
http://www.ozon.ru/context/detail/id/3095579/
https://www.livelib.ru/book/1000188753
http://www.bookvoed.ru/book?id=3356630
http://www.europublish.ru/allbooks/135737021
http://www.labirint.ru/books/123087/





*****
Понравился пост и/или считаешь его полезным? Поделись с друзьями!



Ищи и подписывайся на Chublogging в социальных сетях:

Chublogging 3

18-ое марта

Вчера так много было разных,
Кто за Россия постоял,
За Крым, За Путина - кричал
Один вопрос, позвольте, господа
Как на Россия надобно работать,
Как ей служить, как улучшать
Так сразу тишина и тлен
А покричать всегда охота
Как будто нет у нас проблем
Как будто нечем всем заняться
Да в будний день среди недели
А после - пьяным поваляться
За Крым, за Путина, под елью.
Chublogging 3

Дальнейшая судьба т.н. "креативного класса"

Сперва разберемся кто это такие и чего это они вдруг.

Т.н. "креативный класс", который действительно правильно будет именовать "рассерженными горожанами" - это:

- люди, испытывающие нужды быть представленными в политике;
- люди, находящиеся во фрустированном состоянии, ибо не могут найти себе применение в общественной жизни;
- люди, в крайне малой степени обремененные переживанием распада СССР и дальнейшей вакханалии;
- люди, которые достигли хорошего уровня потребления и привыкли к нему.


Чего эти люди хотят? Свержения Путина, революции? Ну да, ну да... Горожане хотят вовлечения. Государство и общество решили (в общем) вопрос потребления, если кто не помнит что было до 2000-2010 годов, то поройтесь, спросите у старших. Про киндер-сюрприз только на день рождения, про визит в Макдональдс, как в ресторан, про невозможность найти то лекарство, которое тебе нужно...

Горожане хотят возможностей своей общественной реализации. Чтобы ходить на субботники было приятно, чтобы тебя не клали отбросами, если ты решил поддержать какой-то приют, чтобы на пути твоих благих дел стояло минимум административных барьеров и бумажной волокиты.

Когда потребитель сталкивается с государством, он видит именно это - бумажки, хамство, грязь, запреты. И руки опускаются и ненависть накапливается.

Не будет преувеличением сказать, что постсоветская Россия наконец-таки созрела для того, чтобы переваривать гражданские права. Конечно, всю эту движуху клоунада околополитическая и отдельные идиоты во власти стремятся заклеймить, как борьбу за политические права, но это отнюдь не так. До политических прав мы дойдем уже ПОСЛЕ Путина.

Вовлечение, разрешение выхода гражданской активности, повышение эффективности работы государства на низовом уровне. Вот требования горожан.


[Какова дальнейшая судьба этих ребят?]



Сейчас до многих во власти доходит, что прорва этих "стояльцев" и "у памятника сидельцев" не оранжевая революция и не предзнаменование апокалипсиса, а группа, которая сама себя связала и показала власти: "Мы есть!".

Группа эта немного другая, чем та, на которую столько лет опиралась и опирается "Единая Россия" и существующая политическая система. Эта группа активна и хочет активности, деструктивна в гораздо меньшей мере, чем те группки, что мы наблюдали году эдак в 2005-м. И что важно эта группа способна к позитивной деятельности.

И естественно за эту группу началась борьба.


Лидер первый - "Единая Россия".

Нет никаких сомнений, что с этой группой "ЕдРо" пролетает. Вообще "ЕдРо" предстоит стать консервативной партией в нормальном смысле этого слова, эдакими "республиканцами" российского розлива. Их вотчина: армия, консорциумы, крупнейший бизнес, ВПК, пенсионеры и мало активные граждане. Альтернатива такому - сегодняшнее положение иных партий, полумертвые обмороки.


Лидер второй - "Справедливая Россия".



ЗАЧЕМ эсэрам наряжаться в "белые ленты", зачем вся эта демонстративность? Это проявление вполне естественного желания "приватизировать горожан". Ничего у них не выйдет. Вообще судьба этой партии - это судьба "ЕдРо": или консервативная партия с определенным электоратом и интересами, методами, или мертвая партия.


Лидер третий - "Навальные".

Условное название для всех этих тусовочных лидеров мнений толпы. Не знаю насколько они понимают кто перед ними и чего эта толпа хочет, пока это похоже на обычную медийную движуху без анализа ситуации, четких предложений и каким-то бараньим упорством быть "около" политики, а не "в" ней. В "Навальных" достаточно тех, кто до сих пор грезит какой-то революцией и своем триумфе на гильотинах. Это самый деструктивный элемент. Честно говоря не могу себе представить, как бы "навальные" смогли оседлать "горожан": ни одной позитивной акции, сплошное дергалово и хейтерство.


Лидер четвертый - "Якеменковщина".

Василий наконец показал свое истинное лицо широкой публике. ВНЕЗАПНО оказалось, что он не зомби, лично не спал со всеми "нашистками" и не идолопокланяется Путину ежесекундно. У многих зачесалось от ТАКОГО Васи.
Его проект "Партия власти" совершенно четко завязан на "горожан". Имидж Якеменко, как какого-то фюрера собирался практически на пустом месте и я лично не сомневаюсь, что при должной открытости и эффективности старта его проекта, будет во многих местах подбит в что-то куда более относящееся к реальности. Бэкграунд из темненьких дел в 90-е и нескольких лет успешного политического существования и управления - это никакой не "минус", а плюс. Сашу Белого все ведь понимают и любят, а по какой причине должны отвергать Васю Серого?
Вопрос имиджа и вопрос подачи проекта - вот реальные вопросы для Якеменко. Он умеет и любит крутиться, шустрить, деньги у него есть и он еще найдет.


Лидер пятый - "Старший призыв".

В не очень ясном положении оказались старослужащие российской политики - Сурков, Володин и другик Уважаемые Люди. Пока не заметно, чтобы они хотели что-то вытворять именно свое. Возможно они постепенно будут вливаться в возводимую двухпартийную систему гражданской активности. Кто скорее к "ЕдРо", кто скорее к "Якеменковщине".


Лидер шестой - "Прохоровщина".

Несмотря на свой имидж, Прохоров показал, что в российской политике можно добиться многого. Во многом ему можно сказать "спасибо" за указание на сформировавшуюся группу "горожан". И Прохоров будет за них драться. Но встает вопрос насколько Прохоров самостоятельный проект, не часть ли это плана "разделяй-соединяй", где Якеменко и Прохоров поделят "горожан" между собой, чтобы соединиться позднее в "демократическую" партию? Впрочем, это вилами на воде и скорее желаемое, чем действительное. Прохоров многому научился на президентской кампании, но ему предстоит серьезно поработать над собой и своим окружением - лично у меня сложилось стойкое впечатление, что там полно шарлатанов, которые наговорили ему, что они "заебись профи", а оказалось, что даже не могут продавить СВОИ тексты, СВОИ советы и СВОИ решения. Раболепствующие профи - это скорее к "ЕдРу", чем к будущей партии "горожан".


Политический могильник.

Националисты умерли, так и не породив ничего здравого, мощного, конструктивного. ЛДПР ждет судьба динозавров, КПРФ продержится чуть подольше, но ее перспективы точно такие же.


ИТОГО: "ЕдРо", "Якеменковщина" и "Прохоровщина". Ну и немножко "Навальных". Вот активные игроки за "горожан".
Chublogging 3

Знать подконтрольную территорию

"Каждое передвижение Президента — ответственное мероприятие государственной важности, его обеспечивают десятки органов и учреждений, начиная от Главного управления охраны и заканчивая местной администрацией. За несколько суток до проезда заступают на усиленный режим несения службы участковые инспектора, оперативники уголовного розыска и ОБЭП, милиционеры патрульно-постовой службы, оперативники районных отделов УФСБ, нештатный актив…

В спешно созданных районных штабах прорабатываются мельчайшие детали и предусматриваются любые случайности. Три года ночевавший на чердаке бомж, с которым, несмотря на жалобы жильцов, ничего не могли поделать, в одночасье исчезает, чтобы объявиться на том же месте, когда все завершится. Эпилептики и шизофреники, делающие адом жизнь окружающих, сметаются невидимой метлой в психиатрические стационары, известные хроническим отсутствием свободных мест. Куда-то пропадают злостные алкоголики и базланящие на улицах хулиганы, а оставшиеся, как по мановению волшебной палочки, становятся на некоторое время трезвыми и сдержанными. Ремонтируются дороги, красятся заборы, сносятся угрожающие обвалом дома, укрепляются балконы, накрываются крышками годами угрожающие простым смертным горловины люков".


(Д. Корецкий. "Основная операция")

***
Первые лица любого уровня в России обязаны как можно чаще ездить по закрепленной территории. Будь то мэр или даже президент.

И делать необходимые пометки с необходимыми оргвыводами.
Chublogging 3

По поводу автопробега Владимира Путина на "Калине"...




***

1) В принципе конкретно ситуация с данной поездкой показывает, что народ понемногу устает от "ручного управления страной", однако устает он рано - ни культуры не надыбал, ни адекватной местной власти.

2) О том, что машин несколько - это должно быть ясно и понятно всем. ФСО не позволила бы Владимировичу рассекать на желтой "Калине", как мишень в тире. А тут - поди угадай, где Путин, а где его двойники. Это нормально и так и должно быть.

3) О том, что "Калина" говно. Говно конечно, в этом меня убеждали в разных городах и разные люди, были среди них и пользователи этого ведра. "Лада Калина" - она даже внешне УГ, куда приятнее смотреть на 12-шку и "Приору". К слову сказать - если кто не знает, так в Тольятти работают спецы из "Рено", условная доля от которых в "Калине" 15%, а в "Приоре" 45%* - разница налицо. Спросите любого, кто ездил на обеих.

4) О том, что "сам за рулем". Конечно сам, а кто-то полагает, что Путин не умеет водить или что?

5) О том, почему желтая**. А это аполитичный цвет в нашей стране - нет ни одного движения или партии (известных), которые завязаны с этим цветом. Плюс лето же, с хера ли Владимировичу ездить на серой или красной?

6) Конечно это реклама "Лады". Вопрос в том - нафига?


* - информация предоставлена пользователи указанных авто и салонами продаж "Лада".
** - все не просто так.
Chublogging 3

А ты обкрадываешь страну?



***
Достаточно пресс-службе молчать побольше и хамства пиарщиков, чтобы запоминались именно такие моменты, а не позитив, связанный с "Селигером".

Впрочем, это никак не оправдывает или обеляет чудесного пассажа про воровство у Путина. Это просто волшебно.